Пенсионная реформа 2.0: Жить на старости как в Гонконге
Пенсионная реформа 2.0: Жить на старости как в Гонконге

На имя первого зампреда правительства Андрея Белоусова поступило письмо Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей (РАСПП). В нем кабмину предлагается реформировать пенсионную систему РФ по образцу Гонконга.

Как отмечается в письме (копия есть в редакции «СП»), гонконгская пенсионная система позволяет вкладчикам выбирать стратегии управления пенсионными накоплениями между очень консервативной, консервативной, сбалансированной, рисковой и высоко-рисковой стратегией. Стратегия зависит от пропорций между различными типами финансовых инструментов: облигациями, акциями, венчурным капиталом.

«Применение такого опыта в России позволит создать институт „длинных“ денег в экономике, за счет увеличения предложения денег на фондовом рынке приведет к позитивной переоценке российского фондового рынка, будет способствовать долгосрочному снижению процентной ставки в экономике» — говорится в документе за подписью президента РАСПП Виталия Манкевича.

«Другим позитивном эффектом станет появления „длинных венчурных денег“, которые в рамках высоко-рискованной стратегии будут вкладываться в высокотехнологичные предприятия, как торгуемые на секции iMOEX, так и в качестве бизнес-ангела на ранней стадии реализации проекта. Такой сценарий позволит как увеличить среднюю доходность пенсионных сбережений, так и повысить капитализацию российского фондового рынка, а также способствовать реализации национальных целей развития в сфере разработки и внедрения новых технологий», — подчеркивают в РАСПП.

В комментарии «СП» Виталий Манкевич согласился с тем, что пенсионная реформа — это крайне больной вопрос для российского общества, и будет очень непросто убедить граждан в том, что это не очередная компания с целью банальных поборов:

— Население страны стареет, сокращается, и у нас нет другого выхода, кроме постепенного перехода к полностью накопительной системе, который у нас до сих пор не состоялся. Должна быть понятная система, когда человек откладывает деньги в пенсионный фонд, эти деньги прозрачно управляются, дают доход и можно посчитать размер будущей пенсии.

«СП»: — Звучит, как всегда заманчиво…

— Да, основная задача пенсионной реформы — это вернуть к ней доверие. Пенсионная реформа у нас идет с начала 2000-х, и чего только не было: накопительная пенсия, пенсионные коэффициенты, пенсионные баллы, заморозка накоплений, повышение пенсионного возраста. Все меняется каждые 2−3 года, нет доверия и стимулов, чтобы вкладывать деньги в пенсионную систему. В результате сейчас молодежь массово покупает американские акции, потому что считает, что так можно спасти деньги. Среди молодых людей в возрасте 20−30 лет нет уверенности, что на их век вообще доведутся государственные пенсии.

В том же самом Гонконге есть несколько хороших практик: это сочетание самостоятельных взносов и взносов со стороны работодателя. В России люди не чувствуют налоги, а они достаточно высоки. Если зарплата 100 рублей, то мы на руки получаем 87 рублей, а реально работодателю мы стоим 130 рублей. И вот наш налог уже не 13%, а 33%. Если добавить НДС и другие налоги, пошлины и сборы, то выяснится, что мы отдаем государству вообще половину от доходов. И 22 рубля из 130 уходят именно на пенсионное обеспечение. Большинство россиян не знают этого или не предают значения, а это важно. Если, например, работодатель будет платить 12 рублей сам и, как минимум, 10 рублей должен будет платить сам работник, то ситуация поменяется, отношение к пенсии будет более ответственным.

Сейчас ВЭБ вкладывает деньги пенсионеров в гособлигации или облигации госкомпаний. Нужно дать людям выбор.

«СП»: — Многие, особенно те, кто уже в предпенсионном возрасте, наверняка не захотят перемен из-за повышения рисков…

— Зато нынешняя молодежь обладает запасом времени и может вкладывать деньги в венчурные проекты, новые технологии, технологические компании. В Гонконге будущий пенсионер может выбрать высокорисковую стратегию, и вложить деньги в портфель местных технологических компаний.

Пенсионные деньги — это длинные деньги, которые должны давать результат на дистанции. И если дать выбор и разрешить вкладывать в технологическую секцию Московской биржи iMOEX, например, то мы бы увидели, что наши стартапы перестали уходить в Ирландию, Калифорнию и тот же Гонконг. Длинные деньги должны служить будущему страны, а не настоящему.

Среди более сбалансированных стратегий должны быть вложения в Российский фондовый рынок. Что мы видим: если западные спекулянты уходят, то рынок сразу валится на 6−10%. Мы это видели в 2014, 2017 и 2020 годах. Нам нужно, чтобы средства пенсионеров делали вложения в перспективные компании или дивидендные компании. Если на российском рынке будут длинные деньги пенсионеров, то он будет менее волатилен и будет лучше оценен по сравнению со своими аналогами. Да и вообще передать госпакеты в Газпроме, Роснефти и других госкомпаниях из Росимущества будущим пенсионерам — это правильная идея.


Гонконгская система — звучит очень красиво, когда ее обсуждают специалисты. Но очень сложно будет транслировать это на средние российские домохозяйства, которые ничего не смыслят в ценных бумагах, для них что консервативная, что агрессивная стратегия — малопонятно, считает аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев:

— Комбинированная система пенсионных накоплений существует в очень многих странах. То есть, сочетание государственной системы — достаточно консервативной, и независимых фондов. Причем, буквально с первых дней трудового стажа ты должен определиться, в каике инструменты пенсионного накопления будешь вкладывать, и какую часть зарплаты будешь откладывать. Какую часть — в государственный фонд — большой, надежный, но очень медлительный. А какую часть — в независимые пенсионные фонды, которые инвестируют в ценные бумаги и другие активы. Поэтому не только Гонконг этим отличается, но и, например, Франция и Германия.

Но есть еще проблема — у нас до сих пор подавляющее большинство россиян имеют почти нулевое представление о рынке ценных бумаг, и считают, что лучший вариант накопления — это покупка недвижимости, потом — земли, валюты, и только потом — акции и облигации. Поэтому сложно будет объяснить им, как выбрать несколько вариантов инвестиционной стратегии.

«СП»: — А главное, доверие к пенсионной системе подорвано основательно…

— У нас прошло несколько откровенно провальных пенсионных реформ. Последняя, которая заключалась только в повышении пенсионного возраста и вовсе была воспринята крайне агрессивно населением. И поэтому любые попытки сейчас рекомендовать людям вкладываться, в те же Газпром и Роснефть, будут восприняты как попытка очередного обмана, люди подумают, что их опять хотят обобрать, а все их деньги достанутся Миллеру и Сечину.

«СП»: — Но пенсионная реформа все равно, по сути, продолжается…

— Судя по всему — да, продолжается. Ведь сколько пытались донести до правительства мысль, что не может реформа заключаться только в повышении пенсионного возраста! При этом должна быть и реформа рынка труда — с переобучением предпенсионеров для получения новых профессий.

Должна быть и реформа здравоохранения — создание медицины пожилых, как в Европе. Ну и, естественно, должны быть снижены издержки. Последние новости о предполагаемом объединении ПФПР, ФСС и ФОМС, и о том, что для этого дела сняли с должности Топилина, который активно голосовал за повышение пенсионного возраста, я воспринимаю, как попытку хотя бы снизить издержки. Потому что все три фонда имеют общую социальную задачу, имеют общие механизмы, а также общие источники. Все они обеспечиваются отчислениями работодателей, а не непосредственно работниками.

Действительно, есть, наверное, логика в том, чтобы эти фонды объединить, используя накопленный опыт. И существенно сократить и персонал, и издержки: 121 тысяча работающих в Пенсионном фонде России — мы рекордсмены в мире! В Китае, где почти полтора миллиарда населения, сотрудников пенсионного фонда вдвое меньше, чем у нас. Плюс давние претензии к ПФР — роскошные здания, роскошные служебные автомобили, шикарные офисы и т. п.

Люди недовольны, они понимают, что их пенсии уходят «не туда». А попытки объединить эти три фонда в один, скорее всего, это попытка оптимизировать расходы, с тем, чтобы увеличить поступления в доходную часть из собираемых средств, непосредственно в пенсии. И поэтому, на мой взгляд, пенсионная реформа продолжается. По крайней мере видно, что премьер Мишустин старается в этом направлении что-то делать.


Источник
Печать