Леонид Кравчук: У СССР были шансы выжить
Леонид Кравчук: У СССР были шансы выжить

Советский Союз можно было сохранить в виде конфедерации. О существовании такого проекта заявил первый президент Украины, глава украинской делегации в Трехсторонней контактной группе по Донбассу (ТКГ) Леонид Кравчук. По его словам, такой возможностью могли воспользоваться еще в 1991-м перед подписанием Беловежских соглашений.

«Ельцин посоветовался со многими руководителями республик, я помню, мы с ним сидели вдвоем и обсуждали эту тему. Он говорил: «Леонид Макарович, а если мы предложим вместо федерации конфедерацию?» — рассказал он. После чего политики обсудили детали и пошли к Горбачеву.

Он продолжил, что после этого он вместе с Ельциным пришел к президенту СССР Михаилу Горбачеву, который отклонил их предложение. По мнению Кравчука, тогда и стало ясно, что «ничего радикально Горбачев не собирается менять». Политик предположил, что тот хотел внедрять изменения, но сохранить систему, что было невозможно.

«Ельцин говорит: «Михаил Сергеевич, давайте подумаем, как реформировать страну из федерации в конфедерацию», — рассказал Кравчук.

По его словам, в ответ Горбачев попросил привести пример такого государства, на что Ельцин указал на Швейцарию, где происходит постоянная ротация на должности президента. «Горбачев так задумался и говорит: «Нет-нет-нет, так нельзя, должен быть один президент».

Тогда, рассказал Кравчук, он понял, что такой сценарий реализовать не получится, а через некоторое время Горбачев предложил референдум о сохранении СССР.

«И стало ясно, что ничего радикально Горбачев не собирается менять. Он хотел делать изменения при сохранении системы. А это невозможно», — заключил экс-президент Украины.

Стоит отметить, что Кравчук постоянно рассказывает разные вещи: то он был против Союза в любом виде, то был готов на конфедерацию. Где ему можно верить, а где нет?

— Применительно к заявлению Кравчука я бы вспомнил выражение «врет как очевидец», — считает член политсовета партии «Другая Россия Э.В. Лимонова» Андрей Милюк. — Тем более, очевидец крайне заинтересованный и предвзятый. В любом случае, спор о том, кто больше виновен в развале Союза, Горбачев или Ельцин, чисто схоластический. Виноваты оба, каждый по-своему, и виноваты достаточно, чтобы их имена были прокляты в народной памяти. Государственная пропаганда мало способна тут что-то принципиально изменить, хотя и пытается. Мы еще увидим, как по смерти Горбачева появится первый Горбачев-центр по аналогии с Ельцин-центром.
Кравчук же играет на чувствах людей, мол, всё могло быть совсем иначе. Правда в том, что не могло бы. На момент описываемых событий страна уже раскололась: прошел «парад суверенитетов», в национальных республиках начиналась междоусобная резня и изгнание русских. Местные политические элиты и этнические националисты уже поняли, какие перспективы им сулит независимость. Ельцин и Горбачев могли бы договориться хоть о восстановлении монархии — Союз уже фактически развалился.


Чтобы остановить центробежные процессы, нужны были политические деятели уровня большевиков. Сейчас государственная пропаганда пытается выставить их виновными в недолговечности Союза, но ведь большевики совершили настоящий подвиг: в очень короткие сроки смогли заново собрать страну и «перепрошить» ей государственную идеологию. С другой стороны у нас пример Ельцина, которому даже удержание в составе России маленькой Чечни далось с большим трудом и через национальную травму.
Всегда в таких случаях реальное значение имеют не подписываемые бумажки, а то, что обеспечивает выполнение написанных в них договоренностей. Сейчас понятно, что для сохранения Союза у руководства страны не оказалось силы воли, чтобы быть достаточно жестокими и применить государственное насилие против своих оппонентов и склонных к сепаратизму республиканских элит. Точнее, в стране в принципе не оказалось силы, которая могла бы применить насилие, чтобы удержать СССР от распада. Какая-то всеобщая беспомощность — не только Горбачева, но и политической элиты в целом. Распад СССР, ГКЧП, события октября 1993 года — все они прошли под знаком беспомощности политических элит.

«СП»: — То есть вы тоже думаете, что конфедерация была невозможна?

— Если же говорить именно о формате конфедерации, то это был компромиссный вариант «полуразвала», абсолютно нежизнеспособный. Для возникновения конфедерации нужны предпосылки, нужен политический процесс длиною в несколько поколений минимум. Иначе это лишь немного отсрочит распад страны. Если в словах Кравчука есть хоть сколько-нибудь правды, то они всего лишь доказывают, что действующие лица тех событий толком не понимали, что происходит вокруг них. Масштаб событий не соответствовал масштабам их личностей. Но это и так для многих не будет открытием.

— Конфедерация не смогла бы стать спасительным форматом для сохранения СССР, ведь сам по себе этот вид государственного устройства является нестабильным и чаще встречается в качестве переходной фазы — либо к будущему объединению, либо к окончательному распаду, — уверен политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества Евгений Валяев. — Судя по вектору тех лет, если бы даже СССР из федерации превратился в конфедерацию, то следующим шагом стал бы окончательный распад. Тем более в формате Содружества Независимых Государств встречаются признаки конфедерации. Но так как большинство бывших стран СССР видели свое будущее в полноценном суверенном развитии и построении национальных государств, поэтому не сделали ставку на СНГ в качестве главного вектора своего развития.
СНГ можно было бы превратить в структуру, которая сразу после развала СССР воплотила бы ныне существующие ЕАЭС и ОДКБ — то есть развивала бы военное и экономическое сотрудничество стран-участниц. СНГ в итоге превратился в клуб бывших друзей, в место встречи лидеров государств для политических консультаций, став, по сути, межгосударственным «круглым столом». Потенциал у постсоветского союза был куда больше, но тут мы упираемся в непреодолимые причины именно такого развития постсоветской интеграции. На постсоветском пространстве Россия является экономическим, политическим и военным лидером, поэтому именно Москва должна играть главенствующую роль в постсоветской интеграции. После развала СССР Россия была очень слаба, чтобы сразу суметь перестроиться и начать заново собирать вокруг себя постсоветское пространство. Понадобилось время, чтобы провести реформы и запустить рыночные отношения.
Можно привести пример Союзного государства России и Белоруссии, который де-юре существует уже 20 лет, но о наполнении этого интеграционного формата реальным содержанием задумались только после реализации Таможенного Союза, ЕАЭС и ОДКБ. Это демонстрирует, что даже такие близкие страны, как Россия и Белоруссия, не были готовы сразу же после развала СССР снова объединяться. Белоруссия долго находилась в подвешенном состоянии, но после 2014 года Александр Лукашенко все-таки сделал ставку на построение в Белоруссии национального государства, смысл которого во многом противоречит вхождению в конфедеративные и федеративные союзы.

«СП»: — Сегодня вновь участились споры о том, ко виноват в развале СССР: Горбачев, Ельцин или оба в равной степени. Как вы считаете?

— Невозможно, если не стоит такой политической цели, найти одного или нескольких виновных в развале Советского государства. Беловежские соглашения — это не причина развала СССР, а составляющая естественного процесса, который должен был неминуемо привести к распаду страны с неэффективными экономической и политической системами. Заслуга лидеров стран, что это произошло максимально бескровно, хотя могло бы всё пойти по-иному сценарию — с введением Москвой войск в национальные республики, как это происходило, например, в 1968 году в случае с Прагой. Коммунистические режимы в национальных республиках СССР обратились бы к Москве с призывом отстоять дело социализма и восстановить единство страны — и мы бы получили в итоге кровный распад СССР, который навсегда бы перечеркнул будущие интеграционные форматы. Беловежские соглашения позволили странам мирно разойтись, а через пару десятков лет вернуться к пониманию, что экономический потенциал постсоветского пространства нужно развивать.
Политические спекуляции на эту тему привели к тому, что число виновников развала СССР с каждым годом постоянно растет. Кроме Ельцина и Горбачева с Кравчуком и Шушкевичем в это число включают и русский рок, и иностранные спецслужбы, и диссидентов, и демократов с националистами.

Хотя в России и на постсоветском пространстве не существует однозначного ответа на вопрос, а является ли чем-то плохим сам распад СССР? Исходя от ответа на этот вопрос, Горбачев и Ельцин становятся либо героями, либо предателями. Политики и различные спикеры, которые считают развал СССР трагедией, эксплуатируют ностальгические чувства людей. Особенно это остро проявляется в период нестабильности, в котором Россия находится в данный момент. Люди хотели бы знать, кто виноват в их нынешним положении — и тут находится ответ, что в нынешней ситуации, оказывается, виноваты политики, которые управляли страной 20−30 лет назад. В этом приеме легко увидеть политтехнологию, которая отвлекает внимание от ошибок нынешней политической элиты — виновников в ошибках ищут в прошлом, а не в настоящем.


Источник
Печать